The Economist (Великобритания): Путин похвастался растущим влиянием России в Африке

В октябре 2017 года Фостен-Арканж Туадера (Faustin Archange Touadéra) находился в затруднительном положении. Президент Центральноафриканской Республики, одной из самых бедных и самых нестабильных стран, пытался справиться с примерно дюжиной вооруженных группировок, угрожавших его режиму. Годом ранее Франция вывела свои войска из своей бывшей колонии. Введенное эмбарго на поставку оружия означало, что правительство страны не имело возможности вооружить своих солдат. Особого выбора у Туадера не было, и он сделал то, что иногда делают находящиеся в отчаянном положении африканские лидеры — обратился к президенту России Владимиру Путину.

Реакция была быстрой. Всего через несколько недель горнодобывающая компания и охранная фирма, связанные с Евгением Пригожиным, дружком Путина, были зарегистрированы в Банги, столице Центральноафриканской Республики. В декабре того же года Россия провела успешную лоббистскую кампанию, и эмбарго на поставку оружия было снято. Вскоре после этого Россия направил туда оружие и наемников для защиты режима Туадера, а также бывшего сотрудника ГРУ, российской военной разведки, который стал советником президента по вопросам безопасности. Через несколько месяцев горнодобывающая компания Lobaye Invest выиграла тендер на проведение поиска месторождений золота и алмазов. Когда в июле 2018 года три российских журналиста попытались провести расследование сомнительных операций своей страны в Центральноафриканской Республике, они были убиты.

Путин хотел бы заставить весь мир поверить в то, что подход его страны к Африканскому континенту является чем-то большим, чем уловкой. С этой целью 23 и 24 октября российский президент принимал у себя более 40 африканских лидеров на первом такого рода саммите в Сочи. Китай тоже провел у себя встречу на высшем уровне с участием руководителей африканских государств (саммит в Сочи стал ее подражанием), и в Китае было много разговоров по поводу торговли и инвестиций, а также было решено проводить такого рода встречу раз в три года. «Мы можем многое предложить нашим африканским друзьям», — сказал Путин накануне саммита в Сочи. Однако действия России в Центральноафриканской Республике — а также в других слабых государствах — значительно более точно говорят о российских операциях в Африке, чем риторика Путина, преувеличивающего влияние своей страны.

Россия имеет длинную историю вмешательства в Африке. Ее добровольцы сражались против британских солдат во время второй англо-бурской войны. Во время холодной войны Советский Союз обучал постколониальных африканских лидеров основам марксизма-ленинизма, а также поддерживал освободительные движения в таких странах как Ангола, Мозамбик, Гвинея-Биссау, и нередко все это было опосредованной войной против Запада.

Амбиции России сократились после развала Советского Союза. Однако в течение последних десяти лет, особенно после того как Америка и Европейский союз ввели санкции против России в связи с ее аннексией Крыма в 2014 году, Кремль стал рассматривать Африку как все более значимый континент. С 2015 года около десяти лидеров африканских государств посетили Россию. В период с 2006 года по 2018 год общий объем российской торговли с расположенной к югу от Сахары Африкой вырос на 336%. Россия является крупнейшим поставщиком оружия на этот континент, и в период с 2013 года по 2017 год на Москву пришлось 39% всех поставок (значительное его количество было поставлено в Алжир).

Если судить по тому, что происходило в Сочи, то теперь следует ожидать новых поставок. «Я не знал, что это будет показ вооружений», — сказал один бизнесмен из Мавритании, обозревая холл того помещения, где проходил саммит. Оружие там было повсюду: вертолеты, танки, а также ракеты для поражения вертолетов и танков. Некоторые африканские лидеры делали селфи на фоне выставленных образцов. Лишь стенд Кот-д’Ивуара с горячим шоколадом привлекал такое же внимание.

Однако Россия не только поставляет оружие. В нескольких странах она стала активно вовлекаться во внутренние дела. Такого рода вовлеченность свидетельствует об определяющей теме в российской политики в отношении Африки: оппортунизм. В арсенале Путина имеется способность замечать возможности, возникающие в результате сочетания двух факторов — слабого государства и потерявшего концентрацию Запада. Как только такого рода возможность появляется, Кремль пытается увеличить свое влияние и сделать деньги для дружков, действующих на основе полученной от него лицензии. В идеале подобные действия совершаются с низкими затратами и высокими доходами.

Центральноафриканская Республика является показательным примером в этом отношении. Примерно за 5 миллионов евро (5,6 миллиона долларов) дружки Путина получили доступ к месторождениям, обеспечили работу наемникам (как говорят, они находятся под контролем Пригожина), а также испытали свою тактику по внедрению в политику других стран, что является специализацией Пригожина, в отношении которого Америка ввела санкции за то, что он предположительно вмешивался в выборы 2016 года.

КонтекстВся Африка приехала в РоссиюИноСМИ25.10.2019The Times: Россия возвращается в АфрикуThe Times24.10.2019Le Figaro: иммиграция — это оголенный нерв французской политикиLe Figaro14.10.2019

Однако Центральноафриканская Республика — далеко не единственный случай. По имеющимся данным, российские оперативники на Мадагаскаре оказали помощь по крайней мере шести из 36 кандидатов в ходе президентских выборов 2018 года. В Зимбабве русские консультировали партию ЗАНУ-ПФ (Zanu-pf) перед выборами в прошлом году, а связанные с Кремлем фирмы заключили сделки в области добычи полезных ископаемых и поставки удобрений. Западные дипломаты считают, что Россия попыталась повлиять на выборы в Демократической Республике Конго в пользу одного из кандидатов, отобранных бывшим президентом Жозефом Кабилой. А в Гвинее, которая поставляет российской алюминиевой компании РУСАЛ 27% бокситов, Россия поддерживает усилия президента Альфа Конде (Alpha Condé), который намерен в нарушении Конституции страны баллотироваться на третий срок.

Еще одна активная кампания начинается в Мозамбике. После визита в августе в Россию президента страны Филипе Ньюси (Filipe Nyusi) российская техника и советники были замечены аналитиками в области разведки в провинции Кабу- Делгаду, то есть, рядом с тем месте, где Роснефть, согласно заключенному контракту, занимается добычей природного газа. Как говорят, этих советников попросили подавить очаги сопротивления повстанцев, которые угрожают как интересам Роснефти, так и интересам коррумпированной правящей партии Фрелимо.

Подобная активность вызывает беспокойство у некоторых людей на Западе. В своей речи в прошлом году с изложением стратегии Соединенных Штатов в Африке Джон Болтон, бывший советник по национальной безопасности президента Дональда Трампа, назвал Россию и Китай «великими державами и соперниками», которые на этом континенте «рассчитывают получить конкурентное преимущество над Соединенными Штатами».

Однако существует опасность смешения дерзости России с ее действительным влиянием. Почти во всех местах она уступает в этом отношении Америке, Евросоюзу и Китаю. «Китай получил самые сочные куски. России пришлось довольствовать остатками», — говорит Александр Габуев, ведущий российский эксперт по Китаю.

Более внимательный анализ показывает, что у России есть пределы. Поддержанные ею кандидаты потерпели поражение на Мадагаскаре и в Конго. Ее попытки поддержать Омара аль-Башира, бывшего суданского диктатора, закончились неудачей ранее в этом году. А еще она не смогла заключить сделку в области атомной энергии с Южной Африкой, несмотря на все попытки оказать воздействие на предположительно коррумпированного бывшего президента страны Джейкоба Зуму.

Кроме того, российских усилий в военной области меньше, чем может показаться на первый взгляд. Перед саммитом в Сочи Путин сообщил о более 30 сделках в области военного сотрудничества с африканскими государствами. Однако многие из них не выходят за рамки организации нерегулярных курсов подготовки. Страны Африки часто не ограничивают себя в выборе и заключают сделки с Америкой или с Китаем. Обе эти страны имеют военные базы в Джибути, небольшом государстве на востоке Африки. Однако у России там военной базы нет, несмотря на то, что она в течение многих лет пыталась этого добиться. Американское давление на местное правительство оставило Россию вне игры.

Такой же разрыв существует между риторикой и реальностью, когда речь идет об экономических сделках. В 2018 году общий объем торговли России с африканскими странами к югу от Сахары оказался на уровне 5 миллиардов долларов, то есть меньше, чем с Турцией, Сингапуром или с Таиландом. (Объем торговли Америки и Китая составил, соответственно, 120 миллиардов долларов и 35 миллиардов долларов). Многие сделки, о которых было объявлено на пышных церемониях подписания, организованных компаниями Роснефть или Росатом, так и не получили никакого продолжения. «Россия предлагает крайне мало из того, в чем, на самом деле, нуждаются африканские государства», — подчеркивает Пол Стронски (Paul Stronski), из исследовательского центра Фонд Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace).

Несмотря на всю выставленную напоказ в Сочи помпезность, Россия продолжает оставаться второстепенным игроком в Африке. Она имеет влияние на находящихся в сложном положении лидеров, у которых мало других вариантов. Однако все больше стран пытаются установить контакт с этим континентом, а африканские лидеры считают Россию одним из многочисленных ухажеров. Возможно, Путин хотел, чтобы африканцы стали воспринимать Россию как великую державу. Однако на саммите в Сочи добиться этого не удалось.

 

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.