«В Долине не так важно, сколько зарабатываешь». Основательница LinguaTrip о русских стартаперах в США, доме Стива Джобса и важности «смол-токов»

Источник: forbes.ru

В 2011 году однокурсники Дмитрий Пистоляко и Марина Могилко открыли в России агентство MP Education, специализирующееся на подборе образовательных программ за рубежом. В 2013 году у них появилась идея создания онлайн-платформы. Воплотить мечты в реальность помог не только упорный труд, но и случай: благодаря российской школе стартапов SumIT Марина и Дмитрий познакомились с венчурным предпринимателем Джоном Рейми, который связал их с американским акселератором. Набор был уже закрыт, однако ментор согласилась посмотреть презентацию компании. В 2014 году стартап получил инвестиции в размере $100 000, а в 2015-м заработала онлайн-платформа LinguaTrip.com — сайт для бронирования зарубежных курсов в образовательных организациях по всему миру.

Сегодня Могилко живет в Сан-Франциско, где вместе с Пистоляко развивает проекты LinguaTrip и Fluent Express, ведет несколько YouTube-каналов и недавно выпустила книгу.

Переезд, любимые города и нетворкинг

Эмиграцию часто связывают с понятием «социальной смерти». Вы испытывали что-то подобное после переезда в Америку?

Я думаю, это пишут те, кто переезжает без цели. То есть люди, которые переезжают просто потому, что переезжают: от чего-то бегут и так далее. А у нас переезд был связан с тем, что мы, наоборот, развивались. Этот момент был для нас точкой огромного роста. В нас инвестировал акселератор 500 Startups в Кремниевой долине, так что мы как были предпринимателями в России, так и в Америку приехали предпринимателями, только уже со знаком качества акселератора. И только больше перспектив стало открываться, в том числе и в России, кстати, тоже. Поэтому не испытывала.

Вы живете в Сан-Франциско. Чем вас привлек именно этот город?

Во-первых, люди, которые здесь живут и к которым ты теперь «имеешь доступ». То есть я могу интервьюировать фаундеров для своих каналов, могу встречаться с топовыми инвесторами: недавно мы виделись с Тимом Дрейпером (американский венчурный инвестор. — Forbes Women), когда я выступала в Draper University, — скоро у нас с ним будет интервью. В другой раз ходила на гала-ужин, который устраивал Бен Хоровиц, основатель компании Andreessen Horowitz. Такие люди — это твоя социальная жизнь, тут ты окружен этими людьми. Их пример очень мощно заставляет тебя развиваться.

Второй момент — климат. Мне очень нравится Лос-Анджелес, но там жарко, например, и мне тяжеловато. Мне нравится, что в Сан-Франциско есть сезоны. Тут бывают и дожди, и туманность, и прохладно зимой, и шапку иногда даже можно надеть, когда сильный ветер. Такое разнообразие — это хорошо. Нравится то, что Сан-Франциско компактный сам по себе, что тебе не нужно, как в том же Лос-Анджелесе, ехать через весь город, если у тебя встреча. Буквально 10-20 минут до любого места. Плюс, не знаю, насколько это правильный аргумент, но тут классные дома, с коворкингами, с бассейнами и так далее. В Лос-Анджелесе такие дома тоже есть, но они стоят в два раза дороже. Я так и не поняла почему.

Здесь есть сплоченное русское сообщество? Что это за люди?

Оно очень разнообразное. Но если говорить о предпринимателях, то местные русские — это ребята, которые работают в крупных корпорациях или приехали сюда делать свой бизнес. И все время кто-то новый приезжает. Мы общаемся больше всего с теми, кто переехал примерно тогда же, когда и мы. Например, с братьями Либерманами (компания Frank.Money, фонд Brothers Venture. — Forbes Women) мы видимся раз в месяц.

Принципы эффективности, бизнес-книги и игра вдолгую

Цитируя недавно в своем блоге писателя и инвестора Тимоти Феррисса, вы написали, что следует одновременно совершенствовать не больше двух аспектов своей жизни: «Two at a time, как говорят в США». Какие еще принципы американской деловой культуры вам особенно полюбились? Какие используете в бизнесе?

Я бы не сказала, что эти принципы чисто американские. Они универсальные: люди по всему миру так делают. Например принцип делегирования своих обязанностей на определенном моменте развития бизнеса. Я делала интервью с Алексом Мером, сооснователем стартапа Zoosk, который недавно продали за $270 млн. Он говорит: «Я предприниматель, я генерирую крутые идеи. Каждую неделю у меня новая идея. Я ее тестирую, и, если за неделю вижу, что она взлетает и людям нравится, я передаю это команде. И они уже дальше занимаются маркетингом, развитием и так далее. Я начинаю над чем-то следующим работать». Мне этот подход безумно нравится, потому что иногда мы погружаемся в один бизнес, и кажется, что все, больше ничего не существует. Понятно, что для меня LinguaTrip — это основная деятельность, но появляются какие-то еще сторонние проекты, и, на самом деле, для LinguaTrip это — огромный плюс, потому что я из этих сторонних проектов подчерпываю какие-то новые вещи, которые привношу в нашу компанию. Поэтому такое делегирование, для того чтобы сфокусироваться на своей суперсиле, — это сейчас мой любимый принцип.

Продолжая тему, посоветуете книги о бизнесе и личной эффективности?

Те, которые касаются делегирования, минимализма в делах, спокойного отношения к тому, что происходит. Мы, предприниматели, любим понервничать и думаем, что от бизнеса зависит вся наша жизнь, когда это абсолютно не так. Книги о том, как надо отдыхать, о том, как надо устраивать все, чтобы успевать по-максимуму и при этом не перегружать себя.

Сейчас у меня несколько любимых.

Мой Топ-5:

— ГрегМакКеон «Эссенциализм. Путь к простоте» (о том, как сфокусироваться на приоритетах и верно распределить время и силы);
— Рассел Брансон «Секреты эксперта» (о продажах и маркетинге);
— Бенжамин Харди «Сила воли не работает. Пусть твое окружение работает вместо нее» (о том, как добиться успеха, изменив подход к решению задач);
— Гари Вайнерчук «Crush it!» (об опыте создания интернет-проектов и продвижении в Сети);
— Тимоти Феррис «4-часовая рабочая неделя» (о том, как управлять своим временем, вести бизнес из любой точки мира и увеличить доход в десятки раз).

Чем отличается подход инвесторов в России и США? Как думаете, почему именно в Америке у вас получилось поднять инвестиции, а в Санкт-Петербурге, по вашим рассказам, вам посоветовали закрыть компанию из-за того, что другой стартап с такой же бизнес-идеей провалился? Это какой-то особый подход или просто неудачный случай?

Сейчас в России у нас инвесторов нет, но по переговорам, которые мы вели в России, могу сказать, что когда LinguaTrip еще только был одностраничным сайтом, нас уже просили предоставить финансовый план на ближайшие несколько лет и вообще все просчитать. Просили какие-то просто сумасшедшие Гугл-таблички. Я замечаю, что в России очень много инвесторов из финансового сектора — тех, которые из консалтинга вышли. И вот у них есть установки в головах, как должна выглядеть компания. Не важно, что это — стартап, который еще не понимает вообще, что происходит. Он увидел проблему и пытается ее фиксить. Но он не может сказать, какая юнит-экономика в Фейсбуке, и не может сказать, какой LTV у клиента, который пришел из органического Гугла. А у нас это все просили. И мы поначалу делали все эти таблички и убивали на это кучу времени.

Потом мы приехали в Америку. Тут у нас один инвестор из Goldman Sachs. Он тоже спрашивал таблицы, но не особо внимательно смотрел. Просто хотел понять, что у нас мозги хорошо работают, что мы в финансах понимаем. В общем, тут гораздо проще отношение к стартаперу с бизнесом на ранней стадии. Потому что американские инвесторы осознают, что это еще только идея, что вы ее все еще тестируете. И не получится, так и не получится. Инвестируют довольно легко, потому что в США нельзя инвестировать всем подряд — нужно иметь активов больше, чем миллион долларов, поэтому деньги вкладывают довольно богатые люди. Для них чеки на 50-100 тысяч… Они там пару раз в месяц инвестируют и не будут тебя «задалбывать» вопросами, почему ты быстро не растешь, и так далее.

Мне кажется, что российские инвесторы хотят увидеть очень быстрый финансовый результат — и очень быстро выйти. И я понимаю, откуда это: в России нестабильная экономика. Никто не хочет в долгую играть, а в Долине это нормально. То есть они инвестируют по принципу: если через 10 лет ты выйдешь на IPO или через 5-6 лет продашься — будет круто. Но никто не ожидает от тебя мгновенной прибыли. Да вообще от стартапов прибыли не ожидают. И честно говорят, я не знаю, насколько этот подход правильный, потому что большинство стартапов убыточны. В общем, работают на то, чтобы стартапы впоследствии купили или чтобы они вышли на IPO, но не на то, чтобы они деньги приносили. А в России наоборот.

«Небрежная успешность», позитивное мышление и свобода по-американски

Как, на ваш взгляд, критерии жизненного успеха в США отличаются от российских?

Я живу в Кремниевой долине, и тут не так важно, сколько ты зарабатываешь. То есть важна, конечно, выручка твоей компании, но это не выставляется напоказ. И Джастин Кан, который продал Twitch за миллиард, по-моему, ездит на «Фиатике» таком маленьком. Мы познакомились с ним, когда приехали в Долину, я тогда ожидала, что создатель Twitch приедет на «Феррари, и мы увидим его свиту. Ничего подобного. Дом Стива Джобса — ну, такой аккуратненький домик. Да, хороший район, но никаких бетонных заборов. Там, кстати, есть охрана, но ты никогда не узнаешь, что это охрана. Там просто стоит джип гражданский, и человек смотрит внимательно, что ты делаешь. Никаких там автоматчиков, никто никого не пугает.

В этом есть расслабленная такая, небрежная успешность. Все понимают, что ты, например, построил миллиардную компанию, но при этом не пытаешься доказать свою значимость одеждой и машинами. Но я не знаю, насколько это правильно. У нас с Димой, например, подход такой: если человечество создало крутую машину и у тебя есть возможность ее купить, то необязательно покупать что-то более простое только потому, что не нужно выпендриваться. Поэтому я бы не сказала, что здесь хорошо, а что — плохо. Тут каждый выбирает для себя.

Какие качества и навыки больше всего пригодятся для работы и ведения бизнеса в США? Какие стремитесь в себе развивать?

Вот эти все «смол-токи» (small talks. — Forbes Women), которые мы, русские, не очень любим. Пришлось привыкать, что нужно сначала обсудить погоду и почему-то нельзя сразу переходить к делу. Что нужно аккуратно подвести к разговору, поулыбаться. Мне это очень тяжело давалось, когда я училась на режиссера. Потому что нужно было команде аккуратненько говорить: «Можешь, пожалуйста, передать эту камеру», а я привыкла в России: «Дай сюда!», «Отойди». Это нужно развивать. Для этого нужно терпение. Но потом я поняла, что в итоге все получается лучше, когда ты не сгоряча рубишь, а берешь время подумать, чтобы спокойно, вежливо ответить. Потому что, мало ли, вдруг потом передумаешь.

Кроме того, я стремлюсь избавляться от границ в голове. Я имею в виду ограничивающие убеждения. Например, подписчики иногда мне пишут: «Если у тебя есть бизнес, значит, у тебя не может быть семьи». То есть у людей есть стереотип: если дано одно, другого ни в коем случае не будет. А тут, наоборот, все возможно. Просто тебе нужно это все уметь координировать.

Как раз в России сейчас появляется все больше инициатив в поддержку гендерного равенства, но патриархальные установки тоже сильны («женщина должна заниматься домом и семьей», «женщина не должна заниматься бизнесом»). А как в Америке относятся к женщинам-фаундерам?

Я бы не сказала, что их тут очень много. Понятно, если посмотреть на топовые компании, они управляются в основном мужчинами. Женщины там, скорее, занимают позиции операционных директоров. На какие-то дискуссионные панели меня приглашают, и там сидят люди, которые добились большего, чем я, но меня зовут, потому что нужно, грубо говоря, две девочки и два мальчика. Или в какие-то списки включают, потому что нужно, чтобы было пять девочек и пять мальчиков. Это хорошо, что так делают, потому что иначе на кого смотреть девочкам, которые растут и думают: «Хочу свой бизнес, но там одни мужчины»?

А кому точно не стоит ехать в США, какие люди там не приживутся?

Тому, кто бежит от себя. Кто вот сейчас дома сидит, и ему кажется, что у него начальник плохой, что компания плохая, что люди его отвратительные окружают и вообще все плохо. И вот он лежит на диване, смотрит передачи — и говорит, как все плохо в стране. Он приедет в Америку. Да, первый год он будет говорить: «Вау! Солнце! Все улыбаются, все круто!» Но буквально через годик он вернется абсолютно к тем же проблемам. Только это будет уже человек, который станет хаять Америку, снимать видео про то, как Трамп с ума сходит, про то, как все тут с оружием бегают, сколько тут бездомных. То есть он увидит весь негатив. Такие люди здесь не приживутся.

А как вы относитесь к понятию патриотизма? Оно вообще важно для вас, вы считаете себя патриоткой?

Ох! Я не знаю, как в чисто виде понимать патриотизм. Я очень люблю Россию. Мне очень там нравится, и мне не нравится, когда люди начинают говорить, что все плохо. Потому что я — человек, который в любой стране будет выделять для себя только крутые вещи, а не фокусироваться на плохих. Потому что если я буду фокусироваться на плохом, я могу спокойно рассказывать про бомжей в Сан-Франциско. Но это не то, как я выбрала прожить свою жизнь. Вот поэтому я не знаю, патриотка я или не патриотка. Я считаю себя человеком мира. Мне нравится путешествовать, мне нравится взаимодействовать с людьми по всему миру, мне нравится говорить, что я из России, что я русская, мне нравятся наши какие-то черты. Я люблю красивые вещи, люблю красиво одеваться, люблю вкусно поесть. И я с удовольствием всегда это говорю и не пытаюсь скрывать никак.

А вам в Америке хотелось бы остаться навсегда?

Для меня сейчас идеальное расписание: с октября по март — Калифорния, с мая по сентябрь: между Москвой, Питером, Лондоном и Италией. В России я в прошлом году была четыре раза. В этом году я была уже один, когда у нас был фестиваль (LinguaFest. — Forbes Women). Ну и в следующем году поеду. У меня там родители, бабушки, дедушки.

Какие, на наш взгляд, у жизни в России преимущества? И в чем для вас недостатки?

Как раз то, чего не хватает в Кремниевой долине: в России люди ищут, как заработать, быстро заработать. Поэтому какие-то ниши в Америке очень медленно развиваются. Например, бизнес через Инстаграм — здесь этим занимаются единицы. В России блогеры уже чего только не придумали: чек-листы продают, кто-то продает курсы, у кого-то книги. Мне кажется, как только люди в России находят денежную нишу, она очень быстро заполняется крутыми идеями. Мне это очень нравится.

Что не нравится… из бытовых вещей мне не нравится экология, потому что, когда я приезжаю и вдыхаю воздух около аэропорта, я уже понимаю: что-то не так. Это вопрос к большим городам, но я все время в Питере и в Москве. И, может быть, отсутствие вот этого «полета мысли» — ты упираешься в потолок, тебе говорят: «Вот надо так, так и так. А будешь большим, тебе прилетит по башке». Вот такие вещи немножко приземляют.

Чему вас научила Америка? Вы чувствуете, что это «свободная страна», в чем эта свобода для вас выражается?

Желанию постоянно развиваться, не иметь каких-то ограничивающих убеждений. Свобода выражается в том, что я делаю, что хочу. В свободе действий и отсутствии установок общества как правильно, а как не правильно.

Как вы считаете, возможно ли вообще стать «своим» где угодно, если в совершенстве владеть языком, или иммигрант обречен быть «чужим» в неродной стране?

Конечно, возможно! И даже необязательно без акцента говорить. Тут главное, чтобы язык не был барьером. Тут вопрос, как ты себя ощущаешь, как ты себя ведешь и в каком ты обществе. Например, в Долине элементарно стать своим, если тебе нравится заниматься бизнесом.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.